Душетрепещущая история из жизни маорийских племен

Text.ru - 100.00%

Знакомясь с Новой Зеландией, ее достопримечательностями, климатом, историей, городами и поселками, мы наткнулись на одну тему, на одну неприглядную страничку в истории коренного народа этой страны. И эта души трепещущая тема-каннибализм. Ранее мы писали о народе маори, рассказывали их историю, описывали их обычаи, знакомили с красивыми легендами, вспоминали об их героизме и благородстве. Но не все было так гладко, красиво и радушно в маорийском мире. Маори были воинствующим народом, который постоянно воевал между собой. В отличие от своих родственников, проживавших в необъятных просторах Тихого океана, на сравнительно небольших островах, маори жили на больших островах и позволяли себе организовывать большие походы и захватывать огромные территории, уничтожая и порабощая при этом тысячи людей. Война была в крови маори, это была неотъемлемая часть их жизни, их существования. На этих очаровательных островах кровь всегда лилась рекой, но особенно сильно процесс уничтожения себе подобных происходил в первой половине девятнадцатого века, когда маори познакомились с огнестрельным оружием и научились выращивать картофель. Те ужасы, которые творились в период мушкетных, или как их еще называют, картофельных войн, трудно описать и еще более трудно воспринять. Более сильное племя уничтожало более слабых. Многих забирали в рабство. Не щадили ни женщин ни детей. На детей вообще не обращали ни какого внимания и убивали их просто, как поросят. При этом неотъемлемой частью войны было людоедство. Войны или набеги часто и проводили ради того, чтобы получить побольше мяса, а потом все это сесть.

О том, что племена населяющие острова Новой Зеландии были людоедами, стало известно капитану Куку, еще во времена своей первой экспедиции. Кук детально описал соприкосновение с каннибалами. Однажды маорийский мальчик, которого они взяли на борт, со слезами на глазах начал уговаривать их, чтобы они не высаживали его на берег, так как, там живут их враги, которые его убьют и съедят. А однажды команда Индевора увидела останки трапезы каннибалов, разбросанные на берегу внутренности, голову и насаженное на шест сердце юноши. Они встречали туземцев, которые с жадностью и большим аппетитом пожирали человеческие останки. Все это наводило ужас и отвращение на всю команду. Кук писал: "На борту Индевора не было ни одного человека, который бы в случае разрушения корабля, не предпочел бы утонуть, чем остаться на произвол судьбы маори ". 

Более детальные свидетельства каннибализма у маори оставили нам и другие очевидцы. Один новозеландский вождь  Туои, который долгое время находился в Лондоне и даже считал себя почти цивилизованным, вспоминал в 1818-ом году, что он очень скучает по своей далекой родине и участии в пиршествах победителей. Он признавался, что ему надоело есть английскую говядину и очень хочется побаловаться человеческим мясом и что мясо человека подобно мясу свиньи, но значительно вкуснее. А также, ему больше всего нравится нежное мясо женщин и детей. Он говорил, что его соотечественники никогда не едят сырого мяса, а на жире, вытопленном с трупов, жарят сладкий картофель.

Другие очевидцы дают более жуткие и более отвратительные свидетельства жестокости и каннибализма у маори. После боя победители отбирали рабов, а остальных убивали. Убивали просто, обыденно и безжалостно, как убивают скот, убивали десятками, а то и сотнями. Убивали всех подряд, не делая никакого снисхождения, даже детям. Вождь Уорухеро после битвы приказал привести к нему 250 пленных с племени Таранаки. Когда пленных привели, он начал их убивать по одному и убивал до тех пор, пока ему это не надоело. После одной из битв пленных собрали в загон, а потом выводили и убивали. Воины победители вырезали куски мяса с трупов, поджаривали на палочках и ели. У кого лица были татуированные, палач клал таких на деревянный блок и отрубал голову, а тело вешали на забор. У кого лица были без татуировок, того просто убивали одним ударом в голову. У маори очень ценились копченые татуированные головы. Такие татуированные головы, маори дарили другим племенам, тогда когда племена решили примириться или обменивали у европейцев на мушкеты. Но голов они не ели, а только мозг.  

Каждое сражение заканчивалось пиром каннибалов. В 1830-ом году капитан Стюарт доставил на полуостров Банкс воинов Те Рауперахи из племени Нгати Тоа, которые устроили кровавую резню в селении Такапунеке. Те Раупераха заманил на корабль большинство мужского населения, а потом его воины напали на почти беззащитное селение. После бойни начали готовиться к празднику победы. До нас дошли свидетельства очевидцев этого жуткого пира. Воины Нгати Тоа собрали на берегу живых и мертвых. Отобрали рабов, а других убили. В это время женщины стали готовить земляные печи. К этим печам принесли сто корзин с нарезанными человечьими останками, в каждой корзине по человеку. Пока готовилось угощение, воины устроили дикие пляски вокруг оставшихся в живых пленных. Они кружились над несчастными, все голые, облитые человеческой кровью, а слипшиеся от крови волосы развевались по ветру. В одной руке они держали отрубленную человеческую голову, а в другой мушкет. Воины строили ужасные гримасы и угрожали пленным нечеловеческими пытками. А в это время уже были приготовленные столы. Для угощения было выставлено около ста корзин картофеля, много зелени и овощей, китовый жир и много человеческого мяса. Но, так как была жаркая погода, а пища готовилась наспех и не аккуратно, то некоторые куски мяса уже испортились и имели отвратительный вид и запах. Но его с аппетитом пожирали. Когда присутствующие вкушали эти яства, на центр вывели старика. На шее у него висела отрубленная голова сына, туловище которого уже было отправлено в печь. Старика начали жестоко пытать маорийские женщины, а потом убили.

Когда европейским очевидцам приходилось побывать в таких местах после боя, пред их глазами открывалась жуткая картина дикости, не человечности и ужаса, которую не искушенная душа цивилизованного европейца принимать отказывалась. Везде лужи крови, в этих лужах валялись кучи костей, а дальше, на большом расстоянии, повсюду разбросанные обглоданные людские скелеты. Листья с деревьев были сорваны, а на ветках висели куски человеческого мяса, очищенного и готового для приготовления. В маорийских селениях в такие дни тоже были везде разбросанные трупы, а у многих хижин куски мяса или трупы висели прямо у дверей. Внутренности выброшены в сторону, а женщины, как ни в чем не бывало, по-хозяйственному, хлопочут у земляных печей, готовя "роскошную пищу". Но когда всего мяса не могли сесть за раз, его отделяли от костей и сушили на солнце, потом собирали в корзины и поливали человечьим жиром, чтобы мясо оставалось влажным. Кожу высушивали и делали с нее корзины, коробки или обруча. Вообще-то в ход шло все. С костей делали иголки, рыболовные крючки, наконечники, украшения. Руку отделяли в предплечье и сушили, используя ароматические травы. Во время сушки мышцы и сухожилия сжимались, пальцы загибались и получался крючок. Такие крючки привязывали к шесту и вешали на них корзины, оружия или другие вещи.

И такие жуткие вещи, в те и до этих времен, творились не только в Новой Зеландии. Например, на Фиджи ужасы людоедства были еще похлеще, там жрали всех без разбора, своих и чужих. Жрали так, что случались запоры и даже луженые людоедские желудки не выдерживали. Один вождь за свою жизнь съел несколько сотен себе подобных хомо сапиенсов и за это был очень сильно почитаемый. В истории человечества существовали даже целые империи, где практиковалось людоедство. Например, государство ацтеков. В этой империи размах уничтожения и пожирания человеческой плоти был значительно внушительней. За раз убивали не сотни, а десятки тысяч, а потом жрали. У маори Новой Зеландии каннибализм, в значительной степени, носил ритуальный и традиционный характер. Маори никогда не ели своих соплеменников, а пожирали только тела врагов. Считалось, что когда съедаешь тело своего врага, то к победителю переходит душа побежденного и вся его доблесть. Поэтому, после боя в первую очередь уплетали тела татуированных, старых воинов, а тела молодых и довольно упитанных откидали в сторону. Съесть тело врага считалось надругаться над ним, а съесть душу было великой честью. Если покойный был великим вождем, то старались уничтожить каждую часть, чтобы осквернить и унизить. Но все-таки и побаловаться человечиной, что греха таить, тоже было присуще маорийскому народу. Маори в людоедстве не видели ничего плохого и не естественного. Когда белые упрекали их в том, что они пожирают человеческую плоть, то они просто смеялись и говорили, что их враги сделали бы с ними то же самое. "Морские рыбы едят друг друга, крупные рыбы едят мелких, мелкие насекомых, собаки едят людей и едят друг друга, а мужчины едят собак, наконец, боги пожирают других богов. Почему же мы не должны есть своих врагов,"-спрашивали они. Употребить в пищу человеческую плоть было делом обыденным, так как у нас съесть кусок свинины или говядины. Однажды в одной христианской миссии служил молодой маори-нежный, привлекательный, застенчивый и довольно робкий парень. Как-то он встретил девушку, которая убежала из своего селения. И вот этот парень, которого все любили за его кроткий нрав, затащил этого бедного ребенка к себе в хижину, убил, расчленил на маленькие куски, а потом пригласил своих друзей, чтобы угостить их "сладким кушаньем". Правда, маори практически не употребляли мясо белого человека, так как они считали его не вкусным, потому что белые употребляли в пищу много соли, а маори солью не пользовались. 

Вот такая душе трепещущая история из жизни маорийских племен. Но на завершения рассказа надо отметить, что сейчас каннибализм в Новой Зеландии давно остался в прошлом и людей там никто не ест. Новая Зеландия экономически развита, цивилизованная страна, основной отраслью экономики которой является сельское хозяйство и в первую очередь мясо-молочное производство. Мяса здесь предостаточно, а ведь именно критическая нехватка животной пищи была основной причиной каннибализма у многих народов мира.    

^Наверх

Add comment