"Трофейная Япония, трофейтая Германния, пришла в страну лимония, сплошная чемодания".

Text.ru - 100.00%

Тема трофеев Красной Армии в ходе и после окончания Второй мировой войны не очень была популярна в советское время. О ней попросту предпочитали не вспоминать. Мы только знали о героическом подвиге советского народа, беззаветной преданности делу коммунистической партии, о ее мудрых вождях и полководцах, которые дорожили жизнью каждого солдата, а также о ее мудром и единственно правильном руководстве. А как все происходило на самом деле, нам об этом знать как-то не полагалось. Но информация просачивалась и об этом хоть что-то, да было известно. Например, я знал об этом еще с самого детства. Моя прабабушка рассказывала, как с фронта, после победы, с мешками набитыми разным немецким добром, как вьючные мулы, возвращались ее соседи и знакомые и как они говорили, что если бы снова на войну, пошли бы не задумываясь, только на ее окончание. Да, конечно, война есть война и у войны своя мораль, далеко не сопоставимая с библейскими принципами и нормами морального кодекса строителя коммунизма. По большому счету войны всегда и велись для того, чтобы что-то захапать. То рабов, то имущество, то землю, вместе с городами, лесами и селами, то просто барахло побежденного. Другими словами простой воин всегда имел право на разграбление и трофеи. А еще помимо простого, банального разграбления и наживы, существует такое ученое слово, как репарации, что по-латыни означает восстановление. Это такая материальная форма ответственности, в рамках международных правовых отношений, которая накладывается на сторону, нанесшую материальный ущерб другой стороне, на которую первая сторона напала и своим нападением, в ходе военных действий, нанесла оной значительный материальный ущерб.

 так завоевывали трофеи

Если говорить о трофеях Советского Союза, которые он заполучил после победы над Германией в 1945-ом году, то их можно разделить на две части: государственные и солдатские, другими словами народные. И так трофеи государственные. Еще в феврале 1945-го года на Ялтинской конференции были согласованы формы репарации в пользу Советского Союза. А уже в августе 1945-го на Потсдамской конференции окончательно определены претензии СССР к противоборствующим сторонам, за счет Восточной Германии, а также за счет германских активов, находящихся в Болгарии, Венгрии, Румынии, Финляндии и Восточной Австрии, которая, так же само, как и Германия была разделена на четыре оккупационные зоны. Но сбор всякого добра брошенного на просторах СССР, начался еще в начале 1943-го года. Для этого было создано Главное трофейное управление, которое и занималось собиранием всякого имущества: брошенного оружия, техники и прочего металлолома. И надо отметить, что успехи управления были весьма внушительные. За все время было собрано 24 615 танков и самоходных установок, 68 000 орудий, 30 000 минометов, 114 миллионов мин и снарядов, 50 000 автомобилей, а также несметное количество патронов. Вес всего собранного трофейного металлолома составлял где-то 10 000 000 тон. Но когда европейский период Второй мировой закончился, СССР стал массово вывозить из Германии все, что попадало под руку. Вывозили заводы, оборудование, строй материалы, драгоценности, предметы искусства, автомобили, велосипеды, медикаменты, спирт, продукты питания, часы, музыкальные инструменты, радиоприемники, ковры, мебель, разные предметы быта. Не гнушались даже трусами, лифчиками, ночными рубашками и обувью для покойников. А причина такой беззаветной жадности была простая. Просто в Советском Союзе всего этого не было, а если и было, то несравненно худшего качества. Вот и гребли все подряд. Конечно не опускали своего и союзники, но никто из них не разменивался на женских трусах. Британцы, к примеру, интересовались техническим оборудованием, американцы-антиквариатом, французы вывозили вино. И вот представить только, как мог выглядеть, вечно загруженный разным барахлом, солдат Красной Армии, в глазах тех же самых американцев, британцев, французов и даже разбитых немцев.

Но кроме материальных немецких ценностей, СССР вывозил и более важные интеллектуальные ценности. К слову будет сказано, после войны на восстановлении разрушенного народного хозяйства СССР работало два миллиона немецких военнопленных. Также с Германии в СССР насильственно вывезли 39 физиков-атомщиков, много профессоров, докторов наук, инженеров и прочих технических специалистов. Например, на Куйбышевском опытном заводе №2 после войны работало 770 немецких специалистов с фирм ЮМО и БМВ. Они создали двигатель НК-12 для стратегических бомбардировщиков ТУ-95. А развитие советской радиолокации полностью базировалось на немецких разработках. В Советский Союз, также насильственно, вместе с документацией, был вывезен Хуго Шмайсер, разработчик известного всем нам еще с детства, пистолета-пулемета МП-38, именуемого в народе просто "Шмайсер". И уже в СССР он разработал штурмовую винтовку StG-44, которая в последствии, почему-то, стала называться автоматом Калашникова. И что самое интересное, что СССР в основном интересовался и искал оружие, а не товары для удовлетворения потребностей населения, а все привезенное государством добро в первую очередь шло на удовлетворение потребностей гражданского и военного руководства страны, разных рангов, а то что осталось, конечно же, направлялось простому народу. 

Штурмовая винтовка "Шмайсер".

Что касается государственных трофеев, то тут мы разобрались и все, вроде ясно и более-менее учтено. Хотя не все добро поступило в закрома родины, многое, как водится, прилипло к рукам соответствующих ответственных товарищей. Правда их многих и постреляли за это, что, в общев-то хорошо, и вполне справедливо. Была кому-то наука, что бы другим не повадно было. Но, честно говоря, не очень все это помогало. Но ладно, оставим в покое государственные трофеи и грешки ответственных лиц и взглянем одним глазком на трофеи солдатские, то есть народные. А тут, сколько их было сказать трудно, потому что учета никто не вел. Были, правда некоторые данные, поступающие по каналам НКВД, но они не всегда были точные, поступали не систематично и общей картины награбленного по тем сводкам сложить просто не возможно. Но информации о том как собирались все эти трофеи в истории осталось предостаточно и после войны страну просто захлестнула волна "сплошной чемодании". В страну было завезено столько награбленного барахла, что порой доходило до курьезов. Например, были такие случаи, когда женщины появлялись в общественных местах, театрах или кино, в ночных рубашках немецких фрау, полагая, что это вечерние платья. А один офицер привез из Германии целый чемодан туфлей, но когда в этих туфлях вышли на улицу, они сразу расклеились, так как это были туфли для покойников. Оказывается офицер спер их с похоронного бюро. Откуда же было знать бедняге, что обувь может быть как для живых, так и для мертвых. И откуда было знать почтенным советским дамам, что ночные рубашки гитлеровских фрау могут выглядеть приличнее вечерних платьев, выпущенных советским ширпотребом для высокочтимых коммунистических матрон.  

Затоварились.

Когда военные действия проходили на территории СССР и соседних с ним, таких же бедных стран, то трофеями были в основном, то что удалось достать на поле боя, или после ухода немцев. В основном это было немецкое обмундирование, сапоги, зажигалки, портсигары, ножи, бритвы (помню мой дед брился красивой и качественной немецкой опасной бритвой, которую привез из Германии), фонарики, пистолеты, наручные часы. Среди офицеров большой популярностью пользовались планшеты немецких офицеров, компасы, бинокли, а среди штабистов-кунцелярские принадлежности. Но когда военные действия переместились на германскую территория, то трофеи стали значительно разнообразнее и более богаче. Ведь, что греха таить, уровень жизни в гитлеровской Германии был значительно выше чем в коммунистическом Советском Союзе. И вот, по мере продвижения к конечной цели-"логову врага", подразделения Красной Армии все больше стали превращаться в кочевые ватаги, а солдаты в загруженных верблюдов, тащивших на себе мешки с разным хламом. Доходило до того, что танки и самоходные установки брали меньше боекомплекта, для того чтобы оставалось больше места для трофеев. Руководство страны видело и понимало позорность сложившийся ситуации, но ни каких решительных мер не принимало, просто ему это было не под силу и к тому же опасно. Сталин боялся фронтовиков и не уважал их. Не даром празднование Дня Победы в СССР стали отмечать только в 1965-ом году. И уровень жизни советских людей был низкий. Многие увидели велосипед только в Германии. А денежное пособие, между прочим, довольно приличное, которое получали офицеры, не возможно было отоварить в СССР, ведь таких товаров в СССР просто не было, а если что-то и было, то на всех не хватало. Поэтому и везли. Каждый день из Германии в направлении советской границы уходило 4 эшелона, по 60 вагонов в каждом. Везли ткани, обувь, одежду (не гнушались и старой), сахар, мыло, гвозди, карандаши, иголки к швейным машинкам. Еще в восьмидесятых, в Белоруссии, в очереди за газетами, я слышал воспоминания людей, переживших это время, о том, что привозить швейные иголки было очень выгодно и если кому-то удавалось притащить чемодан иголок, то на этом он мог заработать целое состояние. В 1945-ом году в Европе находилось 11, 5 миллионов советских военнослужащих и можно сказать с полной уверенностью, что никто из них домой с пустыми руками не вернулся.

Немецкая опасная бритва.

Но это только часть народных трофеев, к тому же не самая большая. Все это вез простой люд в своих вещмешках, на крышах поездов или отправлял по почте небольшими посылками. Но была и другая часть народа-высшие офицеры, генералы и маршалы. А те уж развернулись на полную и везли награбленное добро не в вещмешках, а загружали целые составы. Всем известна паталогическая жадность маршала победы Жукова, которого даже отозвали с должности главнокомандующего советской оккупационной зоны в Германии за алчность, жадность и страсть к обогащению. Когда в январе 1948-го года МГБ провели негласные обыски в жилищах Жукова, то было обнаружено 70 золотых, с брильянтами, ювелирных изделий, 30 килограмм ювелирного серебра, 194 экземпляров ценной мебели, 483 шкурки пушнины, 3 700 метров ткани, 44 ковров и гобеленов, 55 утащенных с музеев картин, 7 ящиков хрусталя и фарфора, 740 единиц столового серебра, а также много книг на немецком. К чему маршалу победы были эти книги не понятно, вед он немецкого языка не знал и учить никогда не пытался. А также зачем маршалу было аж 3 700 метров ткани, ведь он не собирался шить сотни костюмов, ведь он их и до смерти не сносил бы. Наверное, просто так, прихватил на всякий случай. 

Трофеи старших офицеров.

А вот еще примеры. Начальник ГБ оккупированной Восточной Германии Серов поселился в особняке Геббельса, а потом как-то забыл отдать государству 80 миллионов рейхс марок и пока они не вышли с обращения, реализовал 77 миллионов, якобы на оперативные нужды, а генерал-лейтенант и член Военсовета ГСВГ Телегин отправил к себе на родину аж целый вагон немецкого трофейного добра. И этот вагон оказался не единственным, за что и получил доблестный генерал 25 лет лагерей. Но это только несколько примеров, ведь генералов в Красной Армии было 6 000, а были еще и высокопоставленные полковники, и подполковники. 

Вот таким был результат победы, миллионы погибших, а на их костях высшие армейские и партийные чины тащили в свои логова золото, брильянты и прочее трофейное барахлишко, чтобы обеспечить себе и чадам своим безбедную старость. И никому не было дела до несчастных убиенных на полях сражений и заживо сгнивших в многочисленных сталинских лагеря. "Ничего, мамки еще нарожают".

^Наверх