Зона ада в заливе Маккуори

Text.ru - 100.00%

В западные, лесистые берега земли Ван Димена, врезается своими темным водами, узкий и не глубокий залив. Его защищает со стороны океана такой же узкий проход. Это Врата Ада-как окрестили это место несчастные каторжники, которых Британская Корона направляла сюда на перевоспитание. Но вместо желанного исправления, через месяцы и годы страданий, многие находили здесь вечный покой, а некоторые корабли, нагруженные "человеческим материалом", даже не преодолев роковой черты этой преисподней, уходили на дно морское на самом ее пороге. Правда этим утопленникам многие завидовали, ибо им так и не пришлось испытать на себе всех ужасов и мучений этого страшного ада. Да, да, именно ада, потому что-то, что творилась за этими вратами кроме, как адом на земле не назовешь. 

Врара ада в заливе Маккуори.

Гавань Маккуори-большая, окруженная непроходимым дождевым лесом бухта, на западе острова Тасмания. Когда-то, до прихода сюда европейцев, на этих берегах проживали несколько тасманийських племен, но потом в гавань пришел белый человек. Это произошло в 1815-ом году. Бывший охотник за тюленями Джеймс Келли, обогнув южную оконечность острова, приплыл сюда с Хобарта и преодолев опасные врата, вошел в залив. В глубине залива он увидел небольшой остров и назвал его остров Сара, в честь Сары Берн-жены купца с Хобарта, который и оплатил эту в общем-то опасную экспедицию. Открытая гавань сразу же привлекла внимание правительства, как место для создания колонии строгого режима. И вот, по прошествии некоторого времени, в 1822-ом году, отдаленная в пространстве колония-поселения Маккуори-Харбор начала свою деятельность. За время своего существования в ее объятья было направлено 1150 разного рода преступников, 30 из которых были женщины. Эта тюрьма считалась одной из самых страшных тюрем всей австралийской каторги. Здесь находились те заключенные которые уже успели совершить повторные преступления в Тасмании. Таких было большинство, примерно половина. Другие, а их было около третьей части, попали сюда за побег. Ну а самые закоренелые и опасные преступники, прямо с корабля в Хобарте, прямиком отправлялись в залив Маккуори. В общем-то контингент был подобного рода. Сама же колония-поселение находилось на острове Сара и это место было выбрано не случайно. Ведь остров жены купца и сам залив были полностью изолированы от внешнего мира с запада опасными водами, а с востока на сотни километров непроходимыми лесами. Чтобы добраться до мест человеческого обитания, нужно было доплыть к берегу, потом протопать по диким, безлюдным и непроходимым чащам сотни километров. А это казалось тогда практически не возможным, а поэтому побег с острова считался не мыслимым. 

Залив Маккуори.

Строительство тюрьмы на острове Сара планировалось так, чтобы компенсировать расходы на ее строение. Поэтому лейтенант-губернатор колонии хотел создать такое поселение, которое было бы самодостаточным и покрывало все расходы. Еще первооткрыватель Джеймс Келли увидел здесь много деревьев. Это были сосны хуон-очень ценные породы дерева, так как их красивая золотистого цвета древесина была устойчива к гниению, а значит незаменимая в судостроении. И когда колония была уже создана и наполнена соответствующим контингентом, то  главным занятием для этого же контингента стало заготовка той самой сосны хуон, которая произрастала здесь в изобилии. А так как Врата ада и воды вокруг острова были опасным местом для кораблей и многие здесь шли ко дну, то было принято решение строить корабли прямо в заливе. Со временем эта практика возымела успех и за короткое время гавань Маккуори превратилась в главный и довольно-таки процветающий центр судостроения во всей Австралии, где за все существования этой судоверфи было построено 113 кораблей.

На острове Сара.

Заключенные не даром прозвали узкий, четырехсот метровый проход в гавань Маккуори Вратами ада. Ведь жизнь за этими самыми вратами была сущий ад. Строгая дисциплина, тяжелые условия труда, плохое питание. Казармы были переполнены и заключенным приходилось спать прижавшись друг к другу на боку. Еда была плохая. Остров Сара и вся прилегающая к заливу территория имела не плодородные грунты, где невозможно было выращивать овощи и фрукты. А поэтому вся провизия была привозной. Ее привозили кораблями с Хобарта. Мясо и овощи часто доставляли уже испорченными. Но на это никто не обращал внимания и заключенные вынужденны были питаться этим непригодным провиантом. Бедных каторжников постоянно мучил голод, а свежее мясо или овощи были большой роскошью. Цинга, язвы, дизентерия стали распространенным явлением на острове. Мало у кого были зубы. За малейшее неповиновение карали жестоко и били сильно. За потерю или поломку инструментов давали 50 ударов и три месяца кандалов. Только за один 1823-ий год было нанесено 9100 ударов плетью. Об условиях труда и говорить не приходится-они были страшными. Главным занятием каторжников была вырубка леса. Они топорами рубили двадцати метровые сосны, а потом сплавляли их по реке. Им приходилось трудиться по пояс в ледяной воде и часто под проливным дождем. Страшным наказанием было одиночное заключение на крохотном островке Граммет, который находился невдалеке острова Сара. Там провинившиеся попадали в полную изоляцию, при том в холоде, голоде и сырости.

Развалины тюрьмы на острове Сара.

Вполне закономерно, что такие тяжелые условия труда и жизни многим были не по душе, поэтому приводили к частым побегам или самоубийствам. Некий заключенный Гренхем, для того чтобы его казнили, зарезал своего сокамерника. Хоть убежать с острова Сара и считалась невозможным, побеги начались уже через два месяца после открытия колонии. Заключенные предпочитали погибнуть в непроходимых лесах, чем остаться заживо гнить на этом жутком острове. Только за первые 6 лет было зафиксировано 156 побегов. Правда повезло далеко не всем. Больше половины умерло или пропало без вести в дождевых лесах. Есть еще и такая статистика. Из 112-ти пытавшихся бежать, 62 человека погибло в лесу, а 9 было съедены своими же сотоварищами. Правда некоторым все же везло и им удавалось достичь поставленной цели. В 1834-ом году 10 заключенных украли недостроенный бриг "Фредерик". Они сумели пересечь океан и добраться до Чили, где были схвачены и привлечены местными властями к суду за воровство. Некий Джеймс Гудвин с товарищем по камере незаметно от охраны вырезали из дерева каноэ и через горы и лес по реке Гордон, отправились на восток. Потом они разделились, так как спутник не выдержал и вернулся назад. После этого его больше никто и не видел. А Гудвину удалось добраться до селения. Там он был схвачен и предстал пред судом. Но его не казнили и не наказали, а приняли на службу проводником по тем местам, которые он так удачно пересек. Но это было скорее исключение из правил, потому что миловали далеко не всех. Одному горемыке за побег присудили 200 ударов плетью. Его били так, что после сотого удара позвоночник оголился и вылез наружу. Ну и конечно, рассказывая о побегах с ада в заливе Маккуори нельзя не вспомнить печально известного каннибала Александра Пирса. Он бежал дважды. Первый раз в составе семи заключенных. Для того, чтобы выжить в лесу беглецы убивали своих товарищей и съедали. Выжил только один Пирс. Ему удалось пересечь лес и выйти к людям, но его поймали и отправили на остров Сара. Потом он опять сбежал, вместе со другим заключенным. Через несколько дней его опять поймали и при задержании в кармане нашли кусок человеческого мяса, а обезображенный труп спутника потом нашли в лесу. Зачем Пирс носил в кармане человечину неизвестно, ведь в то время у него уже было предостаточно пищи. Видно человеческое мясо ему сильно понравилось. Когда его казнили в Хобарте, перед смертью он сказал: "Человеческое мясо очень вкусное, гораздо вкуснее рыбы и свинины". Каннибала повесили в Хобатне в 1823-ем году, а тюрьма на острове Сара в заливе Маккуори просуществовала 11 лет и в 1833-ем году была закрыта и сегодня на острове остались только ее руины.  

^Наверх

Add comment