Черная война

Text.ru - 100.00%

Вернувшись с Порт-Артура мы решили отдохнуть и погулять по улицах Хобарта. Ведь это все-таки столица штата и самый большой город на острове Тасмания. А значит в нем найдется много интересного. И действительно, Хобарт оказался довольно привлекательным городом. Красивые набережные по обеих берегах реки Деруэнт, длиннющие мосты перепоясывающие эту же самую "ривер", шикарные четырехполосные объездные с офигенными развязками, красивые дома григорианского и викторианского стиля перемешенные с современной архитектурой, великолепные храмы, многочисленные магазины и магазинчики, кафе, рестораны и прочее, прочее, прочее. В общем-то город интересный и посмотреть там есть на что. Типичный европейский город, с европейским обликом, европейской архитектурой и подавляющим европейским населением. Город за десятки тысяч километров от Европы, в стране аборигенов, но без этих самых представителей коренного населения. Конечно, они здесь есть, но как-то на глаза не попадаются.

Так где же они делись и кто такие эти коренные жители Тасмании? Ведь как известно с истории, люди на острове Тасмания поселились около сорока тысяч лет тому назад. И пришли они сюда пешком с континентальной Австралии. Но потом уровень океана поднялся и Тасмания стала островом, а аборигены оказались в полной изоляции. Но этим они не очень-то опечалились. Ведь на острове было предостаточно разных съестных припасов, поэтому люди были всегда накормленными и в полной безопасности. А так как продовольствия хватало, то и драться за кусок мяса, или за какого-то там равлика смысла не было. Все были сыты и довольны, а поэтому не агрессивны. Но такое изобилие и изолированность отрицательно сказалась на их прогрессе и они очень сильно отстали в своем технологическом развитии. Тасманийцы не имели многих необходимых орудий труда, не умели шить, добывать огонь, их средства производства были из дерева и камня, а вместо одежды носили кенгуриные шкуры и набедренные фартуки, но чаще ходили голые. Вот в таком виде их и встретили европейцы-дремучими, отсталыми, но дружелюбными и не воинственными. Полная противоположность новозеландским маори. Тасманийцы небыли однородным народом, а жили племенами. Их здесь на острове насчитывалось девять племенных групп. Сколько на острове жило тасманийцев точно не известно, так как данные довольно противоречивые. Но более всего вероятно, что их было в пределах от четырех до семи тысяч.

Первым с европейцев здесь побывал Абель Тасман, потом Джеймс Кук, потом французы, а уж в конце 18-го века у берегов острова появились китобои и охотники на тюленей. Аборигены с китобоями жили дружно, во всяком случае не конфликтовали, а торговали. Покупали чай, табак, собак. Взамен предоставляли европейцам шкуры кенгуру и женщин. Но уже в начале 19-го века на остров пришли британцы. В 1803-ем году было основано первое европейское поселение-военный аванпост Рисдон, вблизи нынешнего Хобарта. Горделивые властители морей с пренебрежением поставились к первобытным аборигенам. Их мирное существование было не долгим. Уже в следующем 1804-ом году, буквально через пять месяцев после прибытия на остров, британцы обстреляли группу аборигенов, которая с мирными намерениями подошла к аванпосту, ну а в последующие годы всячески стали притеснять, изгонять и уничтожать бедных дикарей. Ситуация накалялась и уже в начале двадцатых вылилась в серьезные противоречия, что и привело к военным действиям. Эти события вошло в историю под названием Черная война. Но это не была война в полном понимании этого слова. В этой войне не было крупных сражений, не было талантливых полководцев, не было героев и это была даже не война, а полное избиение и физическое уничтожение исторически отсталого коренного народа. Европейцы просто вытеснили тасманийцев с острова. Для этой цели в 1830-ом году была организована "черная линия", когда 2200 военных, поселенцев и каторжников выстроились в линию и прочесали остров. В ходе этой войны, пик которой припал на 1828-ой-1832-ой годы, коренных жителей с нескольких тысяч осталось только несколько сотен и то эта жалкая кучка была переправлена на остров Флиндерс в Бассовом проливе где они, не имея нормальных условий для существования продолжали массово умирать. В 1847-ом году в живых осталось 47 тасманийцев, а 1876-ом умерла последняя представительница народа достоверно чистокровная Труганини.

Но, что же послужило основными причинами этих трагических событий? Ведь в Новой Зеландии колонизация островов проходила совсем по другому сценарию. Конечно, там тоже были войны и было насилие, и маори тоже проиграли. Но они остались и ныне представляют часть новозеландского общества, со своей культурой, языком, со своей историей. Да маори были более многочисленным народом, более воинственным и стояли на более высоком уровне исторического развития. Больше всего местного населения уничтожили сами маори. Вспомним Мушкетные войны или печальную историю острова Чатем. В ходе этих событий было уничтожено десятки тысяч людей, а в ходе Земельных войн и вторжения в Уаикато погибли только сотни. Да, но смерть всегда смерть и это печально. Но как говорится, когда умирает один-это трагедия, а когда гибнут многие-это история. Безусловно, как в Новой Зеландии так и в Тасмании у европейцев была одна цель-захват земель и расширение своего жизненного пространства. И когда в Новой Зеландии этот вопрос еще хоть как-то решался, в силу обширности территорий и европейцы с маори, не всегда, но во многих случаях уживались, то в Тасмании вопрос земли стал остро. Уже в 1824-ом году количество европейских переселенцев, военных, каторжников резко возросло до двенадцати тысяч, а количество овец составило 200 000. Европейцы захватывали территории и приспосабливали их под пастбища, а это ограничивало жизненное пространство тасманийцев. Ведь тасманийцы были отсталыми, у них не произошло разделения труда, а основным видом жизнедеятельности были охота и собирательство. Поэтому их охотничьи угодья резко сокращались, что приводило к голоду. Также среди европейского населения, которое прибывало на остров практически не было женщин и изголодавшиеся по женской ласке мужчины стали захватывать местных женщин и удерживать их как рабынь. Многих даже убивали. Другие возвращались к себе домой и уже дома заражали мужчин венерическими заболеваниями. А еще европейцы завезли на остров грипп и туберкулез. Поэтому бедные туземцы, чтобы защитить своих женщин и отстоять землю, а значит право на существование, стали браться за оружие. Но деревянные копья не могли устоять против огнестрельных мушкетов.

Вот такую печальную историю мы узнали когда более подробно познакомились с когда-то каторжным поселением, а ныне столицей штата, красивым городом Хобартом, в котором уже ни за что не встретишь коренного жителя. Ведь на острове только остались не чистокровные потомки тих древних австралийских аборигенов, пришедших сюда много веков тому назад, а праправнуки тасманиек, которые были женами, наложницами и служанками белых колонистов и каторжников. Их несколько тысяч, они объединились в общественные организации, добились извинения от белого правительства Австралии и даже ряда преференций, однако культура древнего народа осталась утраченной навсегда.